Храм Святых Апостолов Петра и Павла с. Богдановка
Яготинское благочиние Киевской епархии Украинской Православной Церкви
Новости
Конструктор сайтов православных приходов
Каталог православных сайтов
Сайт создан по благословению настоятеля храма иерея Павла Придатченко

НОЧНОЙ ШТУРМ ЛАВРЫ С БЛАГОСЛОВЕНИЯ ФИЛАРЕТА

Киевские иерархи продолжают выяснять отношения, а органы массовой информации — следовать руководящей линии.

В четверг, в 21.15, около сотни вооруженных обрезками труб и арматуры, резиновыми дубинками и цепями боевиков украинской национальной самообороны (УНСО) во главе с Д. Корчинским и С. Гринчуком начали штурм монастыря Киево-Печерской Лавры. Перебравшись через стену (тех, кто боялся высоты, подгоняли сзади дубинками «старшие товарищи») и поначалу не встретив сопротивления, они быстро окружают резиденцию настоятеля Лавры отца Питирима. Врываются в покои, круша двери, окна, мебель. Опешившему священнику объясняют, что «берут под охрану Лавру, дабы не допустить ее передачу Москве».

В это же время вокруг палат продолжается избиение прибежавших на призывный звон колокола послушников. Отцов Игнатия и Виталия валят на землю и бьют ногами. Некоторые священники и послушники пытаются вразумить нападающих. Кое-кто останавливается. Голос: «Не слушать эту демагогию». Один из боевиков говорит монашке: «Нам наплевать на вашего Владимира и на Филарета. Нам приказали, заплатили, и мы делаем свое дело». Одновременно с «унсовцами» к зданию подкатывает авто секретаря Филарета. Он на сей раз в цивильном. Вскоре машина уезжает. «Проконтролировать» события прибывает и супруга экс-блаженнейшего Филарета Евгения Петровна, но видя, что милиция уже на месте, не спешит помогать сторонникам Филарета и спешно уезжает: въезд «на белом коне» в резиденцию Питирима сорвался.

Унсовцы также удивлены позицией милиции и не скрывают этого, ведь во время первой попытки захватить Лавру несколько дней тому с «унсовцами» был капитан милиции, а на печатях, оставленных на дверях складских помещений Лавры, читалось: «РОВД».

Усиленные отряды милиции и омоновцы освобождают палаты. Захожу в покои настоятеля Лавры: на полу бумаги, книги, штукатурка. Настоятель отец Питирим дает короткое интервью:

— Отец Борис, управделами Филарета, не ведает, что творит. Сегодня был последний ход Филарета. Наше дело молитва, а не меч. Все примеры истории показывают, что там, где вмешивается политика в нашу церковную жизнь, — там страдает народ и Церковь. Кто пытается сослаться на какой-то параграф светского закона, кто князя призовет, чтобы защитить свой пост митрополита, тот ни за что не устоит. Сила Божья сильнее, чем сила сильных мира сего.

...Группа монахов пытается «расcчитаться» с отцом Борисом, которого единодушно обвиняют в организации нападения. Несколько «унсовцев» его окружают и берут под защиту. Омоновцы буквально вырывают о. Бориса и увозят его на милицейской машине. Толпа аплодирует. Очаговые драки продолжаются вокруг палат, однако ОМОН пускает в ход дубинки, часть «унсовцев» арестованa. Все остальные — а их около сотни, во главе с Д. Корчинским, — блокированы у стены резиденции нaстоятеля. Сквозь плотные ряды милиции пробираюсь к нему. Взвод омоновцев сменяет милиция, и боевики «вжимаются» в стену. Мелькают лица 16-летних пацанов. Впереди подчеркнутоспокойный Корчинский со сложенными на груди руками.

Корр.: Зачем вы здесь?

Корчинский: Церковная власть просила нас взять под охрану помещение. После этого на нас набросились хулиганы в рясах. Удивляет позиция милиции относительно нас...

Шум. Полковник милиции: «Руки за голову! Выходи!»

Корчинский: Вы же обещали, что всех отпустите.

Он же к боевикам: Внимание! Сопротивление властям не оказывать. Когда вас арестуют, никаких показаний не давать, ничего не подписывать, помните, что вы имеете право на адвоката.

Корр.: Вы были вооружены?

Корчинский: Мы вырвали оружие у монахов.

Корр.: Вы разговаривали накануне штурма с Филаретом?

Корчинский: Угу.

Корр.: Вам не кажется, что вас втянули в темную игру?

Корчинский: Власть потихоньку отказывается от украинской государственности. Дело не в Филарете, а в способе действий. Власть отказывается быть властью. Сейчас всем разрешено вмешиваться в наши дела. Москва знала, что являет собой Филарет и год, и три назад...

Подходим к месту, где идет обыск боевиков. Сергей Вербовский (1976 г. рождения); О. Архип (1975 г. рождения), недавно закончил школу; студент Киевского ин-та физкультуры Станиславский. Некоторые прибыли сюда прямо с пляжа: старшина извлекает из сумки полотенце, волейбольный мяч. Тут же конфискуют ножи, дубинки, перчатки, красно-черные повязки с символикой, близкой по начертанию к свастике, и даже газовые баллончики. Опознан еще один руководитель УНСО Сергей Гринчук.

Гринчук: Мы здесь с целью отдать церковь Украине. Наша организация взяла на себя защиту церкви от Москвы. Церковь и Филарет обратились к нам за помощью.

Корр.: Это первая ваша акция?

Гринчук: Нет, у нaс уже были акции в Крыму.

Корр.: Митрополию УПЦ вы также охраняли?

Гринчук: Да.

Корр.: Что, в церковь ходите молиться?

Гринчук: Нет.

Одна из участниц событий заявляет, что «унсовцы» перед «акцией» вели переговоры не только с Филаретом, но и с епископом УАПЦ Владимиром.

Послушник Фурманец: Мне достоверно известно, что накануне штурма боевиков благословляли в кафедральном Владимирском соборе.

Итак, Филарет пошел в свой «последний и решительный бой», выбрав в качестве ударной силы отряд УНСО. Видимо, он его проиграл. Но так ли это, окончательно определять власть имущим. Определять сегодня.

А. Гусев.

«Независимость», 20 июня 1992 г.

Комментарий

Как выяснилось позже, штурм Киево-Печерской Лавры был совместно спланированной акцией милиции, боевиков и филаретовцев. Боевики должны были захватить здания, забрать документы и ключи, выгнать монахов, а также подбросить презервативы, оружие и пр. (отвлекающий маневр для прессы — вот чем они тут занимаются!). Тем временем настоятель Владимирского собора Борис Табачек должен был подвезти своих «монахов». Милиция должна была прикрывать акцию, а затем вмешаться, «навести порядок» и констатировать: монахи подрались с монахами, верующие с верующими и вообще здесь неизвестно что происходит — оружие, понимаете, презервативы... Но под шумок Лавра фактически переходила к Филарету и боевикам.

Захват сорвался по нескольким причинам. Первая — утечка информации: монастырь знал о возможном нападении, а потому, когда монахи ударили в колокол, народа сбежалось гораздо больше, чем рассчитывали захватчики. Вторая — отсутствие у филаретовцев кадров для «альтернативного» монашества (кроме самого Филарета, почитай, никого и не было). Табачек «монашествующих» не доставил. Третья и главная — несогласованность действий подразделений МВД. ОМОН не знал о планируемой милицией акции, а потому после вызова ворвался в Лавру и побил и боевиков, и прикрывавшую их милицию. «Что вы делаете? Мы же свои!» — кричали обескураженные унсовцы. Были арестованы более ста штурмовиков. Саму столь странную «несогласованность» объясняли по-разному. Многие увидели в ней результат давних противоречий между СБУ и МВД. ОМОН не мог себе отказать в удовольствии и упустить возможность хорошенько отлупить подопечных СБУ — унсовцев, которые до этого своими провокациями немало крови попортили именно ОМОНУ.

На следующий день замминистра МВД генерал Валентин Недригайло приехал в разгромленную Лавру и попробовал уже словом уговорить монастырь уйти к Филарету. Однако разгневанные и еще не отошедшие от побоища православные не вняли генералу, а архиепископ Макарий выступил с грозной речью против властей и призвал верующих идти по всем приходам столицы и объявить, что Филарет — преступник.

Впрочем, как и следовало ожидать, боевики были отпущены, а открытые против них уголовные дела так и не дошли до суда.

В. Анисимов.

Источник – Пресс-служба УПЦ


Назад к списку